Мир электрошокерши...

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Мир электрошокерши... > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
понедельник, 19 ноября 2018 г.
. Аlаskа 17:26:11

Всем привет,­ с вами Алинчик

­­ The Cold - Exitmusic

Как я люблю зиму! Идёшь по улице, а колючие снежинки падают тебе на лицо.
­­
Genesis Effect Сеpый в сообществе Вечность 15:31:13

Союз нерушим­ый, бла-бла­-бла.

— Папа, а ты правда ненавидишь Спасителя? — расстроенно произнес Леон, пряча свои голубые глаза под челкой белых волос.
Услышав подобный вопрос от сына, Адриан от неожиданности потерял нить рассуждений в подготовляемом докладе.
Отвлекшись от кропотливой работы, он удивленно взглянул на своего сына. Ожидая ответа, Леон оторвал руку от нейросимбионта,
и его тонкие нежные щупальца, потеряв контакт с нервной системой владельца, втянулись в защитные коконы. Адриан упрекнул себя за то,
что подался на уговоры сына и купил ему нейросимбионта в столь юном возрасте. Своего о первого нейросимбионта он приобрел в двадцать лет,
работая как проклятый после учебы в академии, чтобы заработать на этого морфа. А когда дети получают доступ ко всем данным информаториума,
они начинают задавать слишком неуместные вопросы. И это он еще не поскупился и заказал особый ген для нейросимбионта сына, ограничивающий допуск к некоторым данным.
Подробнее…
— Нет, ты что? Почему ты это спрашиваешь? — ошарашенно спросил Адриан, выпрямляясь в мягком кожаном кресле, мышцы которого тут же напряглись, превращая полулежанку в крепкое, с твердой спинкой.
— Но я говорил с мамой, и она сказала, что ты хочешь доказать, что Спаситель — это вымысел, потому что ты его ненавидишь, — почти промямлим Леон, отворачивая глаза от отца.

Спаситель всемогущий. Лора, что ты делаешь?! Еще при нашем первом знакомстве она отличалась своей религиозностью, но земляне вообще отличаются своей ярой религиозностью. Кроме того, на фоне своей семьи она казалась вполне адекватным человеком. Но чем глубже я уходил в исследования доимперской эпохи, тем фанатичнее она становилась. Вот уже несколько лет мы с Лорой живем отдельно. Но ей до сих пор удается влиять на неокрепший ум Леона.

— Ну что ты, сынок. Твоя мать просто все не так поняла. Мои исследования, наоборот, научно доказывают существование Спасителя как исторической личности, — натянуто улыбаясь, произнес Адриан.
— Значит, все, все правда?! Спаситель своей безграничной силой остановил изуверские механизмы и сверг лживого ксенобога Цитадель, повелев низшим расам подчинятся его идеальным творениям — людям?! — обрадованно воскликнул Леон, проникновенно улыбаясь и смотря на Адриана своими бездонными голубыми глазами.

Адриан усилием воли заставил биоомнитул на своей руке заснуть, предвкушая долгую беседу со своим сыном. Беседа виделась Адриану не слишком приятной и очень утомительной. С другой стороны, если ему не удастся убедить в своей правоте собственного восьмилетнего сына, то в имперский исторический конгресс со своими находками можно даже не лезть. Собравшись с мыслями, Адриан начал.

— Понимаешь сынок, не все так просто, как кажется. Некоторые истории стоит понимать иносказательно. Одни были искажены из-за давности лет, другие не существовали вовсе, но несут некое послание, о котором нам должно помнить.
Леон смотрел на отца широко распахнутыми, полными непонимания глазами.
— С чего бы начать? Ты знаешь, какой была галактика до рождения Спасителя?
— Конечно. Все это знают. Галактика была темным местом, которой правили ксеносы, поклоняясь своему рукотворному божеству.
— То есть, ты считаешь Рилу злой ксеносткой, поклоняющийся темному божеству?
— Нет, тетя Рила хорошая, она читает мне сказки на ночь и говорит, что я выросту настоящим пилотом.
— Но тетя Рила — азари.

Леон задумался. В его детском разуме каким-то образом могла уживаться ксенофобская пропаганда экстремистов и любовь к своей няне азари. Несмотря на то что большинство людей считали иные расы существами низшего сорта (особенно подобные настроения были сильны на Земле и других планетах Солнечной системы), имперский закон практически ни в чем не ограничивает представителей нечеловеческих рас, предоставляя им те же права и обязанности, что и любым другой гражданин империи. Но, несмотря на это, немногие люди подпустили бы ксеноса к собственному чаду. Однако Адриан был прагматиком. И так как из-за работы ему редко удавалось заниматься воспитанием сына, он решил довериться в этом вопросе той, у кого был четырёхсотлетний опыт работы с детьми. К азари в империи вообще было особое отношение. Одни считали их второй расой после людей, другие — демонами искусителями, самыми опасными из ксеносов.

Немногие знают, что для создания нейросимбионтов, как собственно и для всех нейроинтерфейсов, использовались гены азари. Собственно, любое прямое подключение с помощью нейронных волокон — это маленькое “объятие вечности» с нейропроцессором морфа. Именно поэтому из азари получаются отличные пилоты и биопрограмисты. Из-за их природной способности к телепатическому общению. К сожалению, из-за той же способности они становятся лучшими биохакерами, способными взламывать чужие разумы через информаториум.

Адриан задумался над тем, что именно хочет рассказать своему сыну. О тех археологических данных, на сбор которых он потратил одиннадцать лет своей жизни? Об обществе Цитадели и культуре той эпохи? О сети ретрансляторов? О роли человечества в той эпохе? Нет. Все это слишком сложно для ума восьмилетнего мальчика. Эта информация рассчитана для ушей дряхлых стриков, выбравших своей профессией сдувание пыли с загадок прошлого. Адриан хотел объяснить сыну, что историю творят люди. Великие люди, а не воля высших сил.

— Леон, давай я расскажу тебе историю о том, как Спаситель остановил легионы изуверских интеллектов. Она будет отличаться от той, что тебе рассказывала твоя мать. Но поверь, в том, что я тебе расскажу, будет куда больше правды, чем во всем, что ты слышал о нем прежде.
Адриан не без удовольствия заметил, что Леон придвинулся к его креслу и с интересом вслушивался в каждое его слово. Наверное, ему очень хотелось приобщиться к страшной тайне, о которой даже не все взрослые знают.

— Во-первых, Спаситель не спускался с небес, чтобы вести человеческий род. Нет, он состоял из плоти и крови, как и мы с тобой. История его жизни и рождения утеряна из-за давности лет и навсегда останется для нас загадкой. Как собственно и его настоящие имя. Первые сведенья, которые мне удалось обнаружить, начинаются с того времени, когда он начал влиять на судьбу всей галактики, став первым Спектором человечества, и победил Властелина, посланника легионов изуверских интеллектов с армией железных миньонов.
— Спектором? — переспросил Леон незнакомое ему слово.
— Так называли лучших воинов своего времени на службе у правительства Цитадели. Что-то вроде имперских кустосов, — пояснил Адриан и продолжил: — То был его первый подвиг, но не последний и не самый великий. Смыслом его жизни после этого стала борьба с изуверскими интеллектами и их слугами, что хотели уничтожить все живое в галактике. Слава о его подвигах достигла самых дальних уголков галактики. И когда зло захватило прародину человечества, он объединил все расы в едином порыве уничтожить захватчиков. Сам же он выдвинулся в авангарде армии разумных. Но как бы не была сильна объединённая армия, враг был сильней. Машины не знали жалости и усталости, их было больше, а оружие мощней. Но у жителей галактики была надежда, имя ей было Горн. Древнее оружие против изуверских интеллектов, наследие давно исчезнувших рас. Но Горн можно было активировать лишь через Цитадель, давно захваченную врагом и находящуюся под охраной их легионов. Спаситель, во главе маленького отряда, состоящего из его самых верных соратников, пробрался через армии машин, пожертвовав собой, чтобы активировать Горн.

— А что было потом?! — Пораженно произнес Леон.
— Горн сработал. Огромная волна энергии прошла через сеть ретрансляторов, покрыв весь известный космос красным как кровь сиянием. Но оружие древних было куда сильней, чем он на то рассчитывал. Энергия Горна уничтожила не только огромные корабли машин и их механических слуг, но и всю электронику рас галактики.

— Что уничтожила? — непонимающе спросил Леон.
— Видишь ли, сынок, прежде чем человечество создало морфов, все разумные расы галактики использовали их механические и электронные аналоги. Вместо космократоров — космические корабли, вместо нейросимбионтов — компьютеры, вместо механоидов — машины и иная техника.
— То есть, люди раньше пользовались оружием изуверских интеллектов?
— Точнее будет сказать, что изуверские интеллекты пользовались нашим оружием, ведь любой изуверский интеллект был создан разумными. Они все творения разумных.
— И даже легионы, что пришли из межгалактической бездны?!

Об этом Адриан не подумал. Он так много времени потратил на изучение эпохи возвращения Жнецов, что совершенно не брал во внимание столь очевидный вопрос. Если все машины создавались разумными, а Жнецы были машинами, что истребляли разумных, то кто создал Жнецов? Но Леон не дал ему оформить эту мысль, продолжив задавать все новые и новые вопросы. Заставляя Адриана, полностью сосредоточиться на рассказе о давно минувших эпохах.

***

Несмотря на победу, галактика лежала в руинах. Звездные флоты всех разумных рас были уничтожены волной энергии, уничтожившей все оборудование на них. Ретрансляторы взорваны из-за перегрузки, и не было тех, кто знал бы, как их восстановить. Все колонии были отрезаны друг от друга и находились в хаосе из-за уничтожения всех вычислительных машин и сложной техники. Многие планеты впали в варварство. Другие полностью вымерли. Земле тоже пришлось несладко. Пережившая осаду машин, взрыв Горна и Цитадели на ее орбите. А после отключения всей электроники последовал метеоритный дождь из обездвиженных кораблей, что находились на орбите планеты. Еще лет двести Землю терзали голод, болезни, и войны вождей, каждый из которых мечтал о мировом господстве. Именно в это время и начала зарождаться Церковь Спасителя. Потому что в самый темный час людям просто необходимо верить в то, что кто-то охраняет их свыше. А о Спасителе шли невероятные легенды, и ни для кого не было секретом, что именно он остановил армию машин. Так из героя он стал легендой, а легенда стала богом. Лишь почти двести лет спустя одному из вождей удалось объединить под своими знаменами весь мир. То был Максимилиан Великий, именно он дал начало нашей империи. Захватив последний не подчинённый ему город, Максимилиан сменил меч на перо, направив все силы только родившегося государства на восстановления былого величия человечества. Почти три поколений ученых работали над восстановлением былого уровня технологий. Но вместо того, чтобы идти протоптанной дорогой, ученые Земли избрали иной путь развития. На то было много причин. Страх перед ИИ, ставшими ночными демонами, которыми пугали детей. Боязнь повторения трагедии, погубившей общество Цитадели. И влияние церкви Спасителя, ставшей главной религией империи, что объединила разобщенные народы Земли. Вместо этого, люди вспомнили о запрещённых и не развивавшихся ранее биотехнологиях. И вот почти восемьдесят лет спустя, был создан первый морф. Живой организм, выполняющий функции механизма. Второй и, наверное, главной победой человечества стало создание гравитационного прыжка. Космократоры, живые организмы, способные бороздить просторы космоса, по сути, являлись огромными биотиками, что были способны искривлять гравитационные поля, создавая кротовые норы, преодолевая тысячи световых лет за один прыжок. В пятом веке от активации Горна, или вознесения Спасителя, как это чаще называют, космократоры империи впервые покинули пределы Солнечной системы в поисках потерянных колоний. Это было жалкое зрелище. Большинство колоний погибли, поддерживаемые искусственно. Другие впали в варварство, и их жители вели племенной образ жизни. Третьи пытались восстановить былой уровень развития, восстанавливая потерянные технологии. Вскоре все они были возвращены в лоно империи. И тогда наступила очередь для иных рас галактики. Первое время в имперском сенате не утихал вопрос: что делать с иными расами галактики? Одни говорили, что их стоит истребить, пока они не подняли головы и не стали угрожать благополучию человечества. Другие говорили, что примитивные ксеносы так и останутся в каменном веке и их можно не трогать или использовать как рабов. Однако Август второй, внук Максимилиана, настоял на том, что человечество обязано принять иные расы в лоно империи, чтобы все разумные жили и трудились ради благополучия нашего великого государства. В итоге, все расы открытого космоса были присоединены к земной империи, так или иначе. Некоторые, такие как яги, были истреблены, чтобы не мешать стабильности империи. Остальные расы получили почти равные с людьми права.

***

— Как думаешь, а что произошло с создателями машин из темного космоса? — все не как не унимался Леон.
Адриан отвечал на вопросы сына всю поездку. Теперь, когда космократор, на котором они путешествовали, достиг планеты и сейчас совершал посадку на ее поверхности, Адриан с Леоном собирали свои пожитки, чтобы совершить пересадку на другой космократор, идущий до родного Элизиума. Несмотря на свою усталость, Адриан был рад, что начал этот разговор. Во-первых, у них не так много общих тем, о чем можно было бы поговорить с сыном. Во-вторых, Леон своим незамутнённым детским взглядом натолкнул его на множество пробелов в своем докладе. Над которыми Адриан собирался поработать ближайшее время.
— Не знаю, — ответил Адриан, пожимая плечами. — Возможно, их истребили их творения, или они вымерли естественным путем. Как бы там ни было, к моменту рождения Спасителя этой расы уже не существовало.
Как только они покинули теплый трюм космократора, их обдул холодный, мокрый воздух планеты.
— Бррр, что это за планета? — спросил Леон, укутываясь в свою куртку, которая, по сути, являлась живым существом, вырабатывающем тепло с внутренней стороны.
— Сейчас ее называют Пойсейдон в честь древнего водного бога. Из-за того, что она полностью покрыта океанам. Но насколько я знаю, раньше ее называли Деспойна, — отвечал Адриан, также неприятно ежась от холода.


Mass Effect
.... огнесручий какаду 05:29:29
В городе Отрадный Самарской области 29-летнего местного жителя Юрия Филиппова приговорили к двум с половиной годам лишения свободы условно и двум годам лишения права занимать руководящие должности в СМИ. Его признали виновным в возбуждении ненависти и призывах к экстремизму. Все за публикации ксенофобных материалов на личной странице странице во «ВКонтакте».

В Курской области 25-летнего жителя города Курчатов приговорили к полутора годам исправительных работ за призывы к экстремизму. По материалам дела, курянин публиковал на своей странице во «ВКонтакте» некие материалы, призывающие к насилию «в отношении лиц неславянской национальности».

Суд назначил штраф в 300 тысяч рублей петербуржцу Ивану Барбакову за публикацию во «ВКонтакте» видео под названием «Священнослужитель вдохновенно исполняет хит из уголовного репертуара (поп поет Мурку)», картинки с Иисусом и евреем (в заключении эксперта сказано, что они противопоставлены друг другу) и девяти фотографий разных людей с подписями, якобы направленными на возбуждение ненависти к евреям.

На активиста союза татарской молодежи «Азатлык» Батырхана Агзамова завели дело о «демонстрации нацистской символики» за то, что он разместил на своей странице во «ВКонтакте» кельтский крест. Полицейские считают, что это «нацистская символика, которая использовалась в годы Великой Отечественной войны подразделениями вермахта». Агзамов считает, что его преследуют за общественную деятельность.

В Республике Коми бывшего главу местного отделения ветеранов войны в Афганистане Андрея Таранкова подозревают в возбуждении ненависти или вражды за шесть постов во «ВКонтакте» с запрещенными материалами. Среди них, по словам координатора «Собрания общественности республики Коми» Алексея Колегова", некий текст о Чубайсе и американский документальный фильм о сионизме.

В Перми пенсионерку Татьяну Ладолей оштрафовали на тысячу рублей за лайк и сохранение видеозаписи во «ВКонтакте». По словам женщины, запрещенный фильм из серии «Игры Богов» она сохранила несколько лет назад и ее заинтересовали только его отрывки с историей старославянского языка.

Допрос пенсионерка описала так: «Прихожу. Мне задают те же самые вопросы, которые задавали дома на кухне. Когда смотрели фильм? Почему смотрели фильм? Зачем смотрели фильм? Ну, зачем люди смотрят фильмы на Ютубе? Понравилось и смотрим. Сижу вяжу, провожу досуг, кто-то тут разговаривает…».
(c)


Категории: Репрессии геноцыд гулаг
воскресенье, 18 ноября 2018 г.
Мысли в никуда. Sea16 16:49:40
Мне хочется сказать тебе, но я не скажу.Мне хочется обнять тебя, но никак не дотянуться. Я бы хотела ни на минуту ни отводить от тебя глаз, но мне тебя не увидеть.
Говорят, что каждому человеку предназначена вторая половина. Истинная любовь, которая никогда не закончится, которая вечна.
Говорят, что встретив своего человека, ты сразу его узнаешь,почувствуеш­ь душой и в эти миллисекунды вселенная взорвется для того, чтобы образовался новый мир.Ваш мир.
Говорят, что невидимой нитью связаны те, кто предназначен друг другу. Нить может спутаться, растянуться, но никогда не порвётся. И тот кто тебе предназначен, найдёт дорогу к тебе или ты к нему.
Говорят любовь - самое прекрасно чувство,способное поднять до небес, но я больше склоняюсь к другому варианту: любовь - это чувство, которое обрушит тебя с небес на землю.Без страховки и обезболивающего.
Вторая половинка?Для счастливчиков.
Предназначенные друг для друга?Всего лишь сладкая ложь.
Вечная связь с друг другом?Самообман и самоутешение.
А жизнь - сука.
Ты можешь считать, что нашел свою судьбу, но это не значит, что "твоя судьба" будет согласна с таким утверждением.
Ты можешь любить и быть любимой отчаянно, безумно...и потерять самое дорогое в один момент.Пшик...и ты на руинах, на обломках на обломках своей сказочной истории.
Ты можешь верить в чувства, ждать того, кто не придёт, потому что его попросту нет, или есть, но он уже с кем-то другим, предназначенным ему,бывает и так,да.
А есть - одиночество. Его не выбирают.
Покажите мне человека, который сознательно, без каких-либо причин, обрекает себя на подобную участь?Не думаю, что найдётся.
Одиночество само выбирает того, кому с ним по пути. Для кого-то это будет небольшой отрезок, а кого-то оно не покинет никогда.
Но вся суть в том, что вся наша жизнь - это просто лотерея. Большая и несправедливая. Любовь/Боль/Счастье­/Тоска/Радость/Груст­ь/Взаимность/Одиноче­ство. Не факт, что тебе достанется счастливый билетик...А уж если и достался, то...ты держись, держись за него крепче.


Категории: Мысли
суббота, 17 ноября 2018 г.
Нейтральная планета Сеpый в сообществе Вечность 11:29:50

Союз нерушим­ый, бла-бла­-бла.

На переднем обзорном экране земного звездолета “Пеккэбл” появились планеты-близнецы Фейсолт и Фафнир — необитаемая Фейсолт,
фиолетовый диск размером с монету в четверть кредитки, прямо по курсу и Фафнир, населенная гнорфами,
яркая красная точка по правую сторону, над изгибом мощного крыла звездоле-та.
Безымянная маленькая голубая звезда, вокруг которой обращались обе планеты, стояла высоко над ними, ровно тридцать шесть градусов над плоскостью эклиптики.
А королевское великолепие Антареса служило ги-гантским алым задником для всей сцены.
Подробнее…
— Фейсолт прямо по курсу, — сообщили навигаторы. — Приготовиться к торможению.

Восемнадцать землян, посланцев к гнорфам Фафнира, поспешили занять противоперегрузочные кресла. Они не нуждались в дальнейших указаниях. Им поручена важная миссия, и их подготовка не оставляла сомне-ний в том, что они ее исполнят.

Командир звездолета Див Харскин как раз усаживался в свое кресло в рубке, когда раздался голос Снол-лгрена, наблюдателя первого ранга.

— Шеф? Это Сноллгрен. Слышите меня?
— Говори, дружище, — отозвался капитан. — Что случилось?

— Этот корабль с Ригеля… который мы вчера видели. Я сейчас вновь обнаружил его. В десяти световых секундах по правому борту. Ставлю кредитку против дохлой камбалы, он выходит на орбиту вокруг Фейсолта.

Харксин сжал ручки кресла.
— Ты уверен, что они направляются не на Фафнир? Какова глубина восприятия?

— А–один. Этот корабль летит туда же, куда и мы, шеф.

— Пожалуй, могло быть и хуже, — вздохнул Харскин и включил обитую связь. — Господа, наша задача несколько усложнилась. Наблюдатель Сноллгрен обнаружил, что курс звездолета с Ригеля лежит к Фейсолту, то есть, возможно, у них возникла идея, аналогичная нашей. Что ж, пусть это будет проверкой нашего характе-ра. У нас есть шанс вырвать Фафнир прямо у них из-под носа.

— А почему бы просто не разложить ригелиан на молекулы? раздался чей-то голос. — Они наши враги, не так ли?

Харскин узнал голос Лифмана, превосходного лингвиста, но абсолютного невежды по части межзвезд-ной этики. Ему даже не пришлось отвечать. Вмешался Ромос, военный атташе.

— Это нейтральная система, Лифман, — прохрипел он. — Военные действия между Землей и Ригелем временно прекращены, пока не закончатся переговоры с гнорфами. Когда-нибудь вы, наконец, поймете, что и война имеет свои законы чести.

Капитан Харскин улыбнулся. У него подобралась отличная команда. Возможно, каждый из них слишком узкий специалист, но всем вместе по плечу любые задачи. А присутствие ригелиан создаст немало дополни-тельных трудностей. Что же, капитан Харскин обожал их преодолевать.

Под ногами ровно гудели двигатели. Да, капитан мог гордиться своей командой. Звездолет вошел в смертоносную атмосферу Фейсолта, плавно снижаясь по широким спиралям. Ригелиане летели следом. В ожи-дании посадки Харскин откинулся в кресле, практически не ощущая перегрузки.

Фейсолт представлял собой голые скалы, если не считать океаны плавиковой кислоты и водородную ат-мосферу. Малопривлекательная планета.

Надев скафандры, земляне сбросили трап, быстро поставили купол и надули его воздухом, пригодным для дыхания.

— Домишко вдали от дома, — заметил Харскин.
Биохимик Карвер бросил недобрый взгляд на неспокойную гладь плавиковой кислоты.

— Чудная планета! Благо наш аквариум не из стекла. Предупредите людей, капитан, чтобы они с особой осторожностью пользовались воздушным шлюзом. Если кислород вырвется в здешнюю атмосферу, возникнет такой смерч, что нам придется наблюдать за ним с тысячефутовой высоты.

Харскин кивнул.
— Да, война — удовольствие маленькое.
Он посмотрел на мрачное небо. Широкий красный диск Фафнира светился лишь в миллионе миль от них. Довершало картину сияние голубой звезды, вокруг которой обращались обе планеты, а вся система являла собой аккуратный равносторонний треугольник, неспешно огибающий огромный Антарес.

Появился Сноллгрен. Остроглазый наблюдатель оставался на корабле и, похоже, расстояние до купола, несмотря на полуторную силу тяжести на Фейсолте, преодолел бегом.

— Что случилось? — спросил Харскин.
Сноллгрен откинул шлем скафандра и глубоко вдохнул насыщенный кислородом воздух купола.

— Ригелиане! Они сели. Я видел их на орбите.
— Где?
— По моим расчетам, в пятистах милях к западу. Наверняка на этом же континенте.

Харскин взглянул на хронометр, впаянный в запястье скафандра Сноллгрена.

— Дадим им час на разбивку лагеря. Затем свяжемся с ними.

Капитана звездолета ригелиан звали Четырнадцатый–Бессмертный. На галактическом языке он говорил отрывисто, с лающими интонациями, связанными, как полагал Харскин, с его медведеподобными предками.

— Какое совпадение, капитан Харскин. Мы оба оказались здесь практически одновременно. Неиспове-димы пути направляющих сил.

— Это точно, — ответил Харскин. Он смотрел на зажатый в руке микрофон и жалел, что у него нет ви-деоэкрана и он не может видеть самодовольное выражение на волосатой физиономии ригелианина. Очевидно, кто-то перехватил секретный приказ, направленный Харскину, внимательно изучил его содержание и лишь по-том передал получателю.

В межзвездных войнах совпадений не бывало. Ригелиане прилетели сюда только потому, что узнали о намерениях землян.

— Перед нами сложная этическая проблема, — продолжил Четырнадцатый–Бессмертный. — Мы оба прибыли с одной целью — на переговоры с гнорфами о торговых правах. Теперь… э… кто-то из нас должен первым связаться с ними.

— Вероятно, — ответил Харскин, — корабль, первым опустившийся на Фейсолт, имеет право быть пер-вым и на Фафнире.

— Нас это устроит, — согласился ригелианин.
— Тогда мы взлетаем немедленно. Раз “Пеккэбл” оказался на Фейсолте по меньшей мере на полчаса раньше вас, значит, мы можем первыми вступить в контакт с гнорфами.

— Однако, — удивился Четырнадцатый–Бессмертный. — Как вы высчитали, что прибыли раньше нас? Наши приборы зафиксировали обратное.

Харскин чуть не взорвался от возмущения, но успел взять себя в руки.

— Это невозможно! — воскликнул он.
— О? Сообщите, пожалуйста, время вашей посадки, соотнесенное с абсолютным галактическим.

— Мы сели… — Харскин осекся на полуслове. — Нет. Сначала скажите мне, когда вы опустились на Фейсолт, а потом я сообщу вам время нашей посадки.

— Едва ли это будет справедливо, — возразил ригелианин. Можем ли мы быть уверенными, что вы не измените время вашей посадки, чтобы утвердить свой приоритет?

— А как же мы узнаем…
— Так не пойдет… — прервал его Четырнадцатый–Бессмертный. — Ни один из нас не пропустит вперед другого.

Пожав плечами, Харскин не мог не согласиться с инопланетянином. Ригелиане никогда не признали бы, что “Пеккэбл” первым коснулся поверхности Фейсолта, хотя так оно и было на самом деле. В действие вступа-ли законы относительности. В отсутствие беспристрастного стороннего наблюдателя слово Четырнадцатого–Бессмертного имело такой же вес, как и его собственное. Доказать, что ригелианин лжет, не представлялось возможным. Следовательно, он не лгал.

— Хорошо, — смирился Харскин. — Тут мы зашли в тупик. Давайте вместе вылетим на Фафнир, и пусть они сами сделают выбор.

— Согласны, — после долгой паузы ответил Четырнадцатый–Бессмертный. — Разумеется, необходимо уважать права нейтральных звездных систем.

— Разумеется. И пока эта система не приняла окончательного решения, мы также сохраняем нейтрали-тет. Вы помните об этом?

— Естественно, — ответил ригелианин.
“Да, — вздохнул Харскин, — найденный компромисс нельзя признать удовлетворительным”. Но другого пока не предвиделось.

Война между Землей и Ригелем велась по очень строгим правилам, согласно которым звездная система считалась нейтральной до тех пор, пока большинство планет с разумной жизнью не принимало ту или иную сторону.

В случае Антареса большинство состояло из одного голоса. Одиннадцать самых разнообразных планет обращались вокруг гигантской красной звезды, но лишь на Фафнире возникла цивилизация. Гнорфы, двуногие гуманоиды, представляли собой классическую форму разумных существ. Земляне вели свой род от обезьянопо-добных предков, древние ригелиане напоминали земных медведей. На Фафнире эволюция пошла другим пу-тем: прямые и бесхвостые, гнорфы тем не менее были ближе к рептилиям. Условия на Фафнире не благотвор-ствовали жизни млекопитающих организмов.

Харскин задумчиво смотрел на обзорный экран, где медленно разрастались кроваво-красные моря Фаф-нира. Он не видел ригелианского звездолета, но понимал, что тот где-то неподалеку, и отметил про себя, что надо сообщить в Управление по разведке о перехвате секретного приказа верховного командования.

Это была странная война, в которой сражение велось с помощью бумаг, а не оружия. Но состязание в си-ле между галактическими цивилизациями давно кануло в Лету: изобретение антиэкранов, впитывающих в себя каждый мегаватт освобожденной энергии с тем, чтобы отразить ее обратно с утроенной интенсивностью, быст-ро положило конец прямым боевым действиям.

И теперь война велась на другом уровне, в экономической сфере. Ригель и Земля старались обойти друг друга в заключении договоров о предоставлении исключительных прав на торговлю с обитателями различных звездных систем. И бесконечность пространства, во всяком случае, достаточная близость к бесконечности, ука-зывала, что дел и тем и другим хватит не на одно тысячелетие.

Харскин пожал плечами. Разведчики с Земли, побывавшие на Фафнире, доложили, что гнорфы не стре-мятся к активному участию в межгалактической жизни. На Ригеле IV обошлись без полета к Антаресу: копия отчета земной разведки обошлась им дешевле.

И вот теперь соперники сошлись лицом к лицу.
— Готовимся к посадке, сэр, — доложил навигатор Доминик. — Будут какие-нибудь указания?

— Да, — кивнул Харскин. — Мы должны сесть на сушу.
Посадка прошла отлично. Звездолет мягко опустился на центральном острове одного из архипелагов, ко-торые главным образом и составляли твердую поверхность Фафнира. Харскин и двенадцать членов экипажа — пятеро остались на Фейсолте вышли из звездолета. Купол им не понадобился: атмосфера Фафнира с некоторой натяжкой годилась для дыхания. В ней содержалось одиннадцать процентов кислорода, восемьдесят шесть азо-та, остальные три приходились на инертные газы, и достаточно простое фильтрующее устройство позволяло задержать лишние азот и аргон и добавить недостающий кислород.

В дыхательных масках, с портативными транслейторами на груди тринадцать землян двинулись в глубь острова. Позади в тусклом свете Антареса поблескивала гладь красного океана.

— А вон и наблюдатель ригелиан! — крикнул Сноллгрен.

— Как обычно, крутятся поблизости и выжидают, — пробурчал Харскин. — Ладно, пусть ждут. Вос-пользуемся тем, что мы вырвались, вперед.

Деревня гнорфов находилась милях в пяти от побережья, но земляне не прошли и двух, как их встретила толпа местных жителей.

Они двигались плотным клином, острие которого было направлено на пришельцев. Неспешность гнор-фов вроде бы свидетельствовала об умеренности их воинского пыла, но все-таки Харскину стало не по себе. Сотня рассвирепевших туземцев могла в мгновение ока расправиться с тринадцатью землянами, захватившими с собой лишь легкое оружие.

Харскин повернулся к Моули, специалисту первого ранга по контактам.

— Выйди вперед. Приблизившись к ним, скажи, что мы имеем дружеские намерения.

Высокий рыжеволосый Моули на мгновение задумался, затем кивнул, проверил, работает ли его транс-лейтор, и, подняв руку, вышел вперед.

— Добрый день! — громко крикнул он. — Мы прибыли с миром.

Гнорфы рассыпались полукругом, глядя прямо перед собой. Харскин, ожидая, пока Маули наладит кон-такт с туземцами, с любопытством разглядывал их.

Невысокие, около пяти с половиной футов, не более, и очень широкие в торсе. Коричнево-шоколадная блестящая чешуйчатая кожа спадает широкими складками. Толстые щупальца попарно торчат по обе стороны лысой головы. Мясистые наросты свисают с челюстей. Глаза Харскин рассмотреть не смог. Они прятались в глубокой тени глазных впадин, окруженных наростами. Не слишком симпатичные ребята.

Три гнорфа выступили из толпы, средний из них сделал на шаг больше соседей. Из его рта вырвались резкие гортанные звуки.

— Чего вы хотите? — перевел их транслейтор.
Моули незамедлительно дал ответ:
— Дружбы. Мира. Взаимного процветания наших миров.
— Откуда вы?
Моули показал на небо.
— Оттуда. Со звезд. Издалека.
Гнорф скептически склонил голову.
— Плыли много дней?
— Много дней, — подтвердил Моули. — Много-много дней.

— Тогда зачем вы пришли к нам?
— Чтобы заложить основы нашей дружбы, — ответил Моули. Соединить ваш мир и наш.

После этих слов гнорф резко повернулся к своим спутникам и начал обсуждать с ними услышанное. Харскин с беспокойством поглядывал на дротики, подрагивающие в руках инопланетян.

Совещание затягивалось. Моули взглянул на Харскина, как бы спрашивая, что делать дальше, но капитан лишь улыбнулся и ободряюще кивнул.

Наконец, гнорфы пришли к какому-то решению, и их предводитель вновь обернулся к землянам.

— Мы думаем, что вам следует покинуть нас, — объявил он. — Уходите. Не медля.

В практике Моули такой случай выдался впервые. Он несколько раз открыл и закрыл рот, не произнеся ни слова. Гнорфы повернулись к ним спинами и направились к деревне.

На этом и закончился первый контакт. Землянам не осталось ничего другого, как вернуться на “Пек-кэбл”.

— Да, придется проявить предельную осторожность, — сказал Харскин. — Как там ригелиане?

— Они сели в восьми милях отсюда, — ответил Сноллгрен.

— Г-м-м. Значит, им идти до деревни дольше, чем нам, Харскин потер виски. — Гнорфы явно не выка-зывают радости по поводу подписания договора с нами, это уж точно. Главное для нас — не перегнуть палку, а то они разозлятся и подпишут договор с Ригелем.

— Я в этом сомневаюсь, — вмешался социолог Янг. — Похоже, они не хотят иметь дела ни с нами, ни с ними, Они сохраняют нейтралитет и не стремятся менять свой статус.

— Такого еще не бывало, — покачал головой Харскин. — Ни одна из известных нам планет не придер-живалась изоляционистской политики. Что же нам делать? Собирать вещички и улетать?

Садилось голубое солнце. Антарес все еще парил над горизонтом, бесформенная светло-красная клякса, распластавшаяся на полнебосклона.

— Следует послать человека, чтобы следить за ригелианами. Пойдешь ты, Арчер.

Арчер встал.
— Есть, сэр.
— Не спускай с них глаз, наблюдай за их встречей с гнорфами и прими все меры, чтобы они тебя не за-метили, — тут капитана осенило. — Ллойд?

— Да, сэр?
— Скорее всего, ригелиане следят за нами. Ты у нас контрразведчик — тебе и карты в руки. Осмотри ок-рестности и постарайся найти шпиона.

Арчер и Ллойд ушли. Харскин повернулся к социологу.

— Янг, должен же быть какой-нибудь способ заставить гнорфов принять ту или иную сторону?!

— Наверняка. Но прежде, чем я смогу чем-то помочь, мне нужно еще кое в чем разобраться.

Харскин кивнул.
— Мы снова пойдем к гнорфам, но после возвращения Арчера, когда будем знать о действиях ригелиан. Будем учиться на их ошибках.

Антарес опустился до самой нижней точки, когда над горизонтом виднелась лишь четверть его гигант-ского диска. Голубое солнце поползло к зениту. И тут тишину Фафнира разорвал оглушительный взрыв.

Члены экипажа “Пеккэбла” мгновенно проснулись, во всяком случае, те из восьмерых, кто спал. Двое несли вахту, Харскин размышлял в своей рубке, а Арчер и Ллойд все еще находились на задании.

Почти одновременно со взрывом застрекотал сигнал тревоги: кто-то хотел войти в звездолет. И тут же на связь вышел наблюдатель первого ранга Сноллгрен, в возбуждении он выкрикивал какую-то бессмыслицу.

Харскин включил общую связь.
— Прекратить! Тихо! Молчать! — крикнул он и, когда наступила тишина, добавил. — Клайд, посмотри, кто там в воздушном шлюзе. Сноллгрен, успокойся и доложи, что ты видел.

— Это был ригелианский корабль, сэр! — воскликнул наблюдатель. — Они только что улетели. Мы слышали рев их двигателей.

— Ты в этом уверен?
— Абсолютно. Они улетели в страшной спешке. Я заметил их, когда они уже выходили на орбиту.

— Ясно. Клайд, что там со шлюзом?
— Это Ллойд, сэр. Он вернулся и привел с собой пленного.

— Пленного? Какого черта… Ну ладно, пусть оба идут сюда.

Затем пришла очередь радиста Клейристенфилда.
— Сэр, сообщение с базы на Фейсолте. Они подтверждают взлет звездолета с Фафнира. Они думали, что это мы.

— Передай этим идиотам, что они ошиблись! — рявкнул Харскин. — И пусть они не спускают глаз с ри-гелианского корабля. Вероятно, он вернется на Фейсолт.

Звякнул дверной сигнал, Харскин нажал кнопку “открыть”, дверь скользнула в стену, появился Ллойд в бластером в руке, держа на мушке рассерженного ригелианина.

— Где ты его нашел? — спросил Харскин.
— Болтался возле звездолета, — ответил бледный и взволнованный Ллойд. — Я патрулировал окру-жающую территорию, когда раздался страшный грохот. Подняв голову, я увидел набирающий высоту ригели-анский корабль. Тут из кустов вываливается этот тип и начинает костить всех и вся по-ригелиански. Он не за-метил меня, пока я не поднес бластер к его носу.

Харскин взглянул на ригелианина.
— Твое имя и должность?
— Триста–Девяносто–Седьмой–Неукротимый, — ответил огромный детина ростом в семь футов, весь заросший жесткими черными волосами. Его тело перетягивала светло-желтая кожаная портупея. Глаза риге-лианина блестели холодным огнем. Видно было, что он очень рассержен. — Разведчик первого класса.

— Тогда ясно, как ты оказался возле нашего звездолета, Триста–Девяносто–Седьмой–Неукротимый, — продолжил Харскин. Что ты можешь сказать о столь поспешном взлете вашего корабля?

— Ничего. Я узнал, что они взлетели, когда увидел их в воздухе. Они бросили меня! Они оставили меня здесь! — ригелианин перешел с галактического языка на родной и, судя по всему, проклинал всех улетевших, а также их дальних и ближних родственников.

— Оставили тебя здесь? — в изумлении повторил Харскин. Должно быть, что-то заставило их улететь столь поспешно, он повернулся к Ллойду. — Отведи пленного на гауптвахту. Затем возьми двух человек и от-правляйся на поиски Арчера. Я хочу знать, почему ригелиане убрались отсюда так быстро, что не успели за-брать своего шпиона.

Однако искать Арчера не пришлось. Не прошло и часа после прихода Ллойда, как он вернулся на “Пек-кэбл”, запыхавшись от быстрого бега. Ему потребовалось еще пять минут, чтобы отдышаться, а затем связно доложить о случившемся.

— Я пошел прямо к ригелианскому звездолету. Они собрались у трапа, а я затаился в кустах. Когда они двинулись к деревне гнорфов, я последовал за ними.

— Тебе пытались помешать? — спросил Харскин.
— Да, сэр, — Арчер потупился и переступил с ноги на ногу. — Я его убил.

Харскин кивнул.
— Продолжай.
— Они дошли до деревни. Я держался ярдах в тридцати сзади и, включив транслейтор, мог слышать их разговор.

— Ты вел себя неосмотрительно, — отметил Харскин, — но, похоже, не мог поступить иначе. А если б кто-то из оставшихся на корабле следил за выбросами энергии? Но, вероятно, им было не до того. Что случи-лось в деревне?

— Они представились, затем началось, как обычно, о дружбе, мире и прочем. Потом они принялись вы-кладывать подарки. Капитан Четырнадцатый–Бессмертный сказал, что подарки скрепят дружбу Ригеля и Фаф-нира… Естественно, он назвал Фафнир иначе. Они раздавали зеркала, маломощные генераторы силового поля, разные безделушки. Гнорфы все брали и складывали в кучу. Ригелиане доставали все новые и новые подарки, куча росла. Наконец, капитан Четырнадцатый–Бессмертный сказал, что на сегодня достаточно, и начал объяс-нять суть предлагаемого договора. Один из гнорфов выступил вперед и указал на кучу подарков.

— Вы перестали отдавать вещи? — сердитым, даже обиженным тоном спросил он.

Четырнадцатый–Бессмертный замялся, но ответил, то остальные подарки будут переданы после подпи-сания договора. Тут все и началось.

— В каком смысле?
— Все произошло так быстро, то я не заметил никакого сигнала, — продолжил Арчер. — Но все гнорфы вдруг затрясли дротиками, заорали и кто-то из них бросил дротик в ригелиан. У них было лишь легкое оружие, и они стояли слишком близко к гнорфам. Началась настоящая резня. Спаслась лишь половина ригелиан, вклю-чая капитана Четырнадцатого–Бессмертного. Я не выходил из кустов, пока гнорфы не вернулись в деревню. Затем помчался к звездолету.

Харскин взглянул на социолога Янга.
— Ну? Что ты на это скажешь?
— Очевидно, это очень алчный народ, — ответил социолог. — Ригелиане допустили ошибку, поскупив-шись на подарки. Я бы рекомендовал подождать до утра, самим пойти в деревню и обо всем договориться. С отлетом ригелиан дорога нам открыта, и планета будет нашей, если мы проявим достаточную щедрость.

— Мне бы твою уверенность, — задумчиво ответил Харскин.

— Эти ригелиане ничуть не глупее любого из нас. Мы пойдем в деревню хорошо вооруженными.

Деревня гнорфов, широкий полукруг соломенных хижин, стояла на заросшем мхом болоте. Когда земля-не подошли к ней, и Антарес, и его голубой спутник поднялись над горизонтом, а Фейсолт исчез в свете ги-гантской красной звезды.

Харскин взял с собой шестерых: Янга, Лифмана, Моули, Рамоса и Карвера. Еще шестеро остались на борту, готовя “Пеккэбл” к немедленному взлету.

Сваленные в кучу дары ригелиан, разбитые и поломанные, валялись посреди деревни. Тут же были и обезображенные тела убитых. Харскина передернуло. Эти гнорфы оказались хладнокровными не только биоло-гически!

Обитатели деревни выходили из хижин и направлялись навстречу землянам. В смешанном красно-голубом свете двух солнц, одного, гигантского и тусклого, другого, крошечного, но столь же тусклого, непро-ницаемые, покрытые чешуей лица выглядели угрожающе.

— Что вам здесь нужно, незнакомцы? — спросил предводитель.

— Мы пришли поблагодарить вас, — ответил Моули, — за то, что вы убили наших врагов, покрытых волосами, — он нарочно сделал упор на различие между людьми и ригелианами. — Они приходили сюда про-шлой ночью, принесли жалкие подарки. Они наши враги. Мы, представители Земли, предлагаем вам мир и доб-рые отношения.

Гнорфы уставились на жмущихся друг к другу землян. Каждый из посланцев держал в руках мощный па¬ра¬лизатор, весьма эффективное, хотя и не смертоносное оружие ближнего боя. В случае нападения они могли дать отпор гнорфам.

— Чего же вы хотите? — повторил их предводитель, едва сдерживая нетерпение.

— Мы хотим подписать договор между нашими планетами, ответил Моули. — Договор о вечной друж-бе, верности и сотрудничестве.

Где-то вдалеке заревело неведомое чудовище. “Как не вовремя”, — подумал Харскин.

— Дружба? Сотрудничество? — повторил гнорф. Подрагивание челюстных наростов свидетельствовало, что ему трудно осознать эти понятия.

— Да, — кивнул Моули. — И в знак нашей дружбы мы принесли вам подарки, не ту ерунду, что пыта-лись всучить вам наши враги, а дары несравненно более ценные, которые станут частью того богатства, что вы получите по подписании договора.

По знаку Каренина земляне начали выкладывать принесенные подарки: миниатюрные видеокамеры, охотничьи детекторы, десятки других удивительных устройств, которыми они надеялись поразить гнорфов.

Но их постигла участь ригелиан.
Харскин был наготове и, едва увидев дротики, замелькавшие в рядах гнорфов, пустил в ход парализатор.

Его луч смел первый ряд гнорфов — они свалились. Остальные угрожающе загудели, но двинулись впе-ред.

Всем семерым землянам пришлось взяться за оружие. Парализованные гнорфы падали и падали, но из хижин появлялись все новые туземцы. Земляне почувствовали, что не выдержат натиска, и решили вернуться к кораблю.

Отступление было долгим и опасным: над головами то и дело свистели дротики.

Корабль находился за четверть миллиона миль от Фейсолта, когда радист Клейристенфилд доложил, что на связи Четырнадцатый–Бессмертный.

— Мы видим, что вам тоже пришлось улететь, — начал ригелианин, когда Харскин взял трубку перего-ворного аппарата. Вероятно, вас постигла та же неудача, что и нас.

— Не совсем, — возразил Харскин. — По крайней мере мы обошлись без потерь. В деревне я насчитал шестерых убитых ригелиан. Не считая шпиона, которого вы послали следить за нами. Он у нас на гауптвахте.

— Ага. А я — то гадал, что с ним стало. Ну что, Харскин, объявляем Фафнир нейтральной планетой и улетаем? Итог нашей неожиданной встречи оказался весьма неутешительным.

— Целиком с вами согласен. Мы оставили там подарков почти на пятьдесят тысяч.

— Вы, земляне, слишком расточительны, — ответил ригелианин. — Наши не стоили и половины.

— Что было, то прошло, — отрезал Харскин. — Всего вам наилучшего, Четырнадцатый–Бессмертный.

— Одну минутку! Вы согласны на взаимный отказ от Фафнира?

— Не уверен, — ответил Харскин и отключил связь.
После посадки на Фейсолт Харскин срочно собрал команду на совещание. Разговор с Четырнадцатым–Бессмертным навел его на интересную мысль.

— Дары ригелиан стоили двадцать пять тысяч кредиток, и гнорфы с позором выдворили их. Наши по-дарки были вдвое дороже, и, судя по рассказу Арчера о приеме, оказанном ригелианам, нас выгнали вдвое бы-стрее. Янг, ты можешь что-нибудь сказать?

Социолог потер лоб.

— Общая картина все еще не ясна, сэр.
— Я с тобой не согласен, — Харскин переплел пальцы рук.

— Вот какое сложилось у меня впечатление: степень возмущения гнорфов находится в прямой зависи-мости от стоимости предложенных им подарков. Логично?

Янг кивнул.
— Скажи мне, — продолжил Харскин, — что произойдет, когда изолированную от галактики цивилиза-цию потомков рептилий посетят теплокровные инопланетяне, с тем чтобы заключить договор о дружбе, и предложат плату за него? Как отреагируют местные жители, Янг?

— Я вас понял. Предложение инопланетян их глубоко оскорбило. Мы обошлись с ними слишком бесце-ремонно.

— Более того, принятие подарков накладывало на них определенные обязательства. Своими дарами мы покупали договор. И, очевидно, в их представлении, подписав договор, они остались бы у нас в долгу. Их это не устраивало, и они нас прогнали. А теперь, — продолжал Харскин, — если мы поменяемся местами, если мы покажем, что чем-то обязаны им, и будем просить их подписать договор вместо того, чтобы покупать подпись под ним, возможно, мы дадим гнорфам шанс не унизить себя в собственных глазах, — он повернулся к Рамосу, военному атташе.

— Рамос, как по-твоему, стоит сотрудничество с планетной системой одного звездолета?

— Э…?
— Если возникнет необходимость пожертвовать нашим кораблем ради союза взаимодействия с системой Антареса, будет ли это стратегически оправданно?

— Полагаю, что да, — осторожно ответил Рамос.
Харскин смахнул со лба капли пота.

— Отлично. Моули, ты, я и навигатор Доминик поведем “Пеккэбл” в его последний полет. Клейристен-филд, установи подпространственный передатчик в мой скафандр и позаботься о том, чтобы он мне не мешал. Сноллгрен, продолжай наблюдение и докладывай мне обо всех действиях ригелиан.

Затем он повернулся к навигатору.
— Доминик, нам предстоит рассчитать очень сложную орбиту.

Антарес опускался к горизонту, частично затмив голубое солнце. “Пеккэбл” с ревом ворвался в атмосфе-ру Фафнира, оставляя за собой два дымовых шлейфа.

Троих землян вдавило в противоперегрузочные кресла. Ускорение приближалось к предельно допусти-мому. Внизу, готовясь встретить звездолет, простирался Фафнир.

Спина у Харскина взмокла от пота. Слишком многое могло сложиться не так.

Ошибись они на доли градуса… и врежутся прямо в болота.

Если факел маршевого двигателя повредит сопла стабилизации, удар о поверхность Фафнира станет смертельным.

Воздушный шлюз может не открыться.
Гнорфы поведут себя не так, как он рассчитывал.
Это, корил он себя, безумная авантюра.
Звездолет внезапно задрожал — заработали сопла стабилизации. “Пеккэбл” на десятые доли секунды за-вис в воздухе, затем заскользил вниз.

Он вошел в кроваво-красный океан носом вперед. Харскин поспешно выбрался из противоперегрузочно-го кресла и надел скафандр. Теперь, успел подумать он, если они правильно рассчитали плавучесть…

В воздушном шлюзе Харскина уже ждали. Он помахал Моули и Доминику рукой и направился в пере-ходной отсек. Открылся люк, жидкость с ревом устремилась в звездолет. Харскин шагнул ей навстречу, от-толкнулся от пола и вынырнул на поверхность океана. Вскоре над поверхностью показались головы Моули и Доминика.

Харскин обернулся. От “Пеккэбла” остались лишь сопла маршевого двигателя да кончики могучих крыльев. Ярко-красную поверхность затянула маслянистая пленка. Звездолет быстро шел ко дну.

— Смотрите туда! — раздался крик Моули.
К ним приближалось нечто, напоминающее маленький остров с высоко торчащей над ним головой; ог-ромное существо с тонкой ящероподобной шеей и украшенной гребнем головой, покрытой мясистыми нарос-тами, походило на черепаху. А в седле на широкой спине этой фафнирской черепахи сидели три гнорфа, они с любопытством поглядывали на барахтавшихся, закованных в скафандры землян.

Спасательная экспедиция подоспела вовремя.
— Помогите! — закричал Харскин. — Спасите нас! Спасите нас, и мы будем у вас в вечном долгу!

Он надеялся, что транслейтер сможет донести до гнорфов не только смысл слов, но и интонацию, соот-ветствующую их бедственному положению.

СВЕРХСВЕРХСРОЧНО 03–16–2952 АБС ХПФ ЭКС. КОРПУС СИСТЕМЫ АНТАРЕС ВЕРХОВНОМУ КОМАНДОВАНИЮ ЗЕМЛИ:

ИЗВЕЩАЕМ О СОГЛАСИИ СИСТЕМЫ АНТАРЕСА НА СОТРУДНИЧЕСТВО С ЗЕМЛЕЙ. ПРИСУТ-СТВУЮЩИЕ ЗДЕСЬ РИГЕЛИАНЕ ПРИЗНАЛИ ДЕЙСТВИТЕЛЬНЫМ НАШ ДОГОВОР С ОБИТАТЕЛЯМИ ЕДИНСТВЕННОЙ НАСЕЛЕННОЙ ПЛАНЕТОЙ СИСТЕМЫ АНТАРЕСА. ВСЕ ЗДОРОВЫ, ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ПОТЕРЬ НЕТ. ЗВЕЗДОЛЕТ “ПЕККЭБЛ” ПОГИБ В РЕЗУЛЬТАТЕ АВАРИИ. ПЯТНАДЦАТЬ ЧЛЕНОВ ЭКИ-ПАЖА И ОДИН ПЛЕННИК-РИГЕЛИАНИН ЖИВУТ ПОД КУПОЛОМ СОЗДАННОЙ НА ФЕЙСОЛТЕ БАЗЫ. ТРОЕ — НА ФАФНИРЕ. ПОЖАЛУЙСТА, КАК МОЖНО БЫСТРЕЕ, ПРИШЛИТЕ СПАСАТЕЛЬНЫЙ КО-РАБЛЬ, ИБО В НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ МЫ НАХОДИМСЯ НА ПОЛОЖЕНИИ РАБОВ.

С НАИЛУЧШИМИ ПОЖЕЛАНИЯМИ, ХАРСКИН.


Роберт Силверберг
пятница, 16 ноября 2018 г.
~ 4042 ~ firе wаlk with mе в сообществе LAGUNA 20:58:21

ade due damball­a

­­

Подробнее…
­­

­­­­­­

L'Orchestra Cinematique - The End (cover The Doors)

-------------------

приму 1-2 заказа на дизайн до нг
http://lagunaartstudio.beon.ru/4-689-heaven-upside-down.zhtml



Категории: Cassy
показать предыдущие комментарии (6)
21:47:11 infamous witch
кэсс, я виню тебя в своей смерти как же это круто о мой бог
21:55:06 lan wangji
Великолепный синий. Красота неописуемая. Плюсую яро к комментарию Юры хд
22:25:18 jоtаrо kujo
НУЧТОЖ теперь агрессивно жду как и твою жопу у себя vk.com/images/stickers/5534/64.png
17:40:17 Astaroth Lacrima
как красиво то божи*___*
... Kim Le Ri 18:31:59
Pe umerii tai slabi.. - Carla`s Dreams
Все дело в эмоциях или в чем-то другом? Дреней 17:56:48
Сложно понять хоть что-либо когда тебе начинает что-то нравится. Ну или я настолько сложен сам для себе, что становится трудно понять эти залежи трупных мыслей находящихся в мозгу. Ладно. Не стоит этого понимать. Даже мне, когда буду перечитывать все записи в следующем году. Этакая традиция появившаяся в далеком две тысячи двенадцатом. Старые времена от которых хочется кому-нибудь разъ*бать нос... И в котором, естественно, не было этого политического п*здеца (о да! политические темы! как я люблю их упоминать!).

Но я таки далеко ушел от своей же темы и написал дохренища воды. Так и стану повелителем Воды под типу Льва Толстого. Хех. (литературный юмор, с*чки!)

Ладно. Ладно. Тупо все это, конечно, но на удивление сейчас(!) мое любимое увлечение - слушать каверы неизвестных людей. От самых хреновых, которые выкладывают в Youtube, до самых... не знаю. И даже не смотря на кровоточащие уши, мне действительно нравится эта хр*нь. Относительная радость от того, что мне удается найти действительно прекрасный трек тут же перекрывается тем, что этот человек и его голос неизвестен никому. А так бы слушал до дыр и плевать какой именно жанр у этой песни. Сам вкус отличия кавера от песни настоящего исполнителя в чем-то различается. Чем-то эмоциональным и нервозным. И это приятно до ломоти в костях.

Я не любитель петь, так как голос у меня не поставлен, в отличии от некоторой особы которая направляется домой прямо сейчас, но многие различия все же понимаю. Иногда это чувство пугало, но потом как-то привык. Чисто на интуитивном уровне, хех.

Все же это намного лучше, чем калечить себя всякими... событиями. Может, как бы это сопливо не звучало (с*ка! все равно сопливо! я *бал это все в рот!), но мне радостно, что... прост не буду об этой ху*не здесь писать и портить себе вполне себе норм день.

P.S. Ох, с*ка, надо реабилитироваться от всего этого говна и просто слать всех н*х*й. Не люблю быть слишком милым. Так что всем полнейшего д*рьма в жизни и... горите в Аду, мр*зи.


Музыка Да я х*й его знает. Столько каверов переслушал что уши вянут и хочется выкинуть наушники в мусорку.
Настроение: Да вроде бы и лучше чем следовало и одновременно все как-то странно. Это немного выбешивает что-ли..
Хочется: Обычные подростковые желания требуют самоубийства. Я же просто требую себе расслабления.
Категории: Музыка, Cover, Размышление, Мысль, Интернет
сиджиай, давай, дерзай CheryJery 14:24:51
Штука в том, что помимо рисовального скила вам придется качать и рисовально-любовный­. Да-да, прокачка любви к рисованию это отдельный скил, и до тех пор пока вы не освоите это, вы так и будете на уровне "завтра, потом". Вы думаете все эти люди с артстейшенов и девиантартов, которые выдают эпик один за другим каждый день 24\7 имеют огромную силу воли и клиническую склонность к мазохизму? Да они просто торчат от рисования! Вы задаете все эти глупые вопросы: что, если не знаешь, что рисовать? что если у тебя низкая самооценка и тебе не нравятся твои работы? а что если то, а что если это. Эти вопросы говорят о том, что вы хотите чего угодно, кроме рисовать. Хотите, чтобы вами восхищались? Или вам кажется, что творческая работа это халява? Не рисуйте. Пожалуйста, нет. Не мучайте себя и не позорьтесь.
Если творческий зуд вас все же не покинул, то после избавления от иллюзий и снятия с себя корон появляются хорошие вопросы. Например, такие:"а как полюбить рисование?" Это ваша точка отсчета. С того самого момента как вы задали себе(или вовне) этот вопрос, дела ваши пойдут, поедут. Итак, как же полюбить рисование? СЮРПРИЗ: начните рисовать. Начните замкнутый круг. Первый оборот будет выглядеть как точка с линией вверх, очень ебучей, как в гору с санями. А затем вы замкнете круг и получите непрерывный поток энергии. Это понятно? Вопрос - точка, линия - ваши по началу натужные дела, которые со временем начнут затягивать вас в бесконечную воронку желания рисовать.
Вот как это работает? Вы садитесь, согбенный и хмурый с бумажкой рисовать...МАМКУ ВАШУ допустим. Вот вы берете карандаш...хотя нет. Вот вы прокрастинируете пол часа, натачивая карандаш до острейшей остроты(которая вам разве что для дырок в фольге пригодилась бы), затем шарите еще минут десять по белому листу в панике:"с чего начать-то?". Наконец совершаете пару боязливых случайных линий. Допустим. Начало положено. Первая линия - тут будет голова, вторая - тут все остальное. А какая голова? Хммм. Как ее, голову, рисовать-то? Мааам! Сними ты уже этот пожухлый полотенчик с голыми бабами! и тут....перед вами возникает
Ага, голова. Похожа на яйцо. Это зацепка! Яйцо это образ, образ связан с бессознательным и вызывает эмоции, а эмоции в свою очередь вызывают поток внимания. Уже немного смешно и немного интересно. Вы пытаетесь что-то сообразить про черты лица и вдруг осознаете, что хоть и видели сию мадам с самых ранних лет, никогда не всматривались так внимательно. Здесь вот небольшая горбинка, это как у хищной птицы. А это - мокрая прядь так художественно улеглась на щеке как раз кстати. Руки, жилистые, широкие, с легкой синевинкой вен, причудливый узор которых верток, сложен, невъебен. Лоб широкий отражает лампы свет и знаний свет, на халате невзначайно складок волны, след котлет. Брови чайками летают, тени приглушенно тают, глаз - сапфир, колено - мрамор, пятн родимых картограмма, хороши сидят бока, а фигура как бокал, ядра - чистый изумруд, слуги белку стерегут...
о, Мадонна...наконец, еле слышно произносите вы, проведя два часа в иступленном чиркании по листу.
Мать давно мирно похрапывает под Малахова "Пусть говорят", а вы кисло морщитесь глядя в набросок.
Но вы знаете - завтра немного будет лучше. И у вас есть желание
... Dr.Heavy 09:12:19
Факты из фильма «Богемская рапсодия», которые оказались неправдой

1. Знакомство Фредди Меркьюри с группой
В фильме Фарух Булсара знакомится с музыкантами группы Smile после концерта. Их вокалист Тим Стаффел как раз решил уйти из группы, и Фредди предлагает себя на его место. В действительности Меркьюри и Стаффел были друзьями и соседями по комнате в колледже искусств. Более того, какое-то время Меркьюри, Стаффел и Мэй даже снимали вместе квартиру.

2. Идея песни «We will rock you»

В фильме Брайан Мэй придумывает песню в 1980-м, после чего показывают кадры выступления Queen в «Мэдисон-сквер-гард­ен» в Нью-Йорке. На самом деле один из главных хитов группы появился за несколько лет до этого выступления, в 1977 году песня была записана для альбома News of the World. Тогда у Фредди ещё не было короткой стрижки и усов.

Подробнее…3. «Богемская рапсодия» и EMI

В фильме глава звукозаписывающей компании EMI не разделяет восторгов группы по поводу новой песни и не собирается делать её заглавной для продвижения на радио. После этого музыканты во главе с Фредди ставят ему ультиматум и в итоге уходят от продюсера. Проблемы с выходом «Богемской рапсодии» действительно были, но Queen из EMI никуда не уходили, а продолжали сотрудничать с компанией до 2010 года.

4. Меркьюри и сольная карьера

В фильме нам показывают, что подписанный Меркьюри контракт на запись сольных альбомов становится причиной конфликта. Музыканты считают поступок Фредди чуть ли не предательством и уговаривают его не уходить из Queen. В реальности все участники группы время от времени пытались запустить сольные проекты, и Фредди был далеко не первым. Барабанщик Роджер Тейлор ещё в 1978 году записал собственный сингл, а в 1981-м выпустил альбом под названием Fun in Space. Не сидел без дела и Брайан Мэй, в 1983-м у него вышел мини-альбом Star Fleet Project.

5. Меркьюри и болезнь

В фильме Фредди признается группе, что у него ВИЧ, перед концертом Live Aid в июле 1985-го. В действительности Меркьюри узнал о своём диагнозе годом позже. Хотя даже после этого он ещё несколько лет никому о нём не рассказывал. Первым, кому Фредди сказал про болезнь, был менеджер группы Queen Джим Бич.

Вот как он прокомментировал этот эпизод в документальном фильме канала BBC «Queen: Days of our lives»: «Прежде чем сказать группе, что у него положительный анализ на ВИЧ, он сказал это мне. Я оказался в не самом простом положении, ведь он не хотел, чтобы я говорил об этом группе. И я стал менеджером группы, которую ждали серьезные перемены, но я не мог им о них рассказать».

6. Фредди Меркьюри и Мэри Остин

В фильме Фарух Булсара встречает Мэри на концерте Smile, потом они начинают встречаться и даже собираются пожениться, когда жених признаётся девушке в своей бисексуальности. В жизни Меркьюри действительно встречался и делал предложение Мэри Остин, вот только в кино опущена парочка нюансов. До Меркьюри Мэри была девушкой Брайана Мэя. И да, она не томилась вечерами, ожидая Фредди с гастролей, а активно участвовала в жизни группы. Какое-то время Мэри даже работала его личным ассистентом.

7. Решение выступить на фестивале Live Aid

В фильме музыканты говорят, что они не выступали вместе несколько лет, поэтому играть на таком большом концерте с трансляцией на весь мир будет самоубийством. Во-первых, творческая пауза группы длилась не больше года, уже в 1984-м вышел их новый альбом The Works. Во-вторых, Live Aid проходил 13 июля 1985 года, на тот момент группа уже откатала тур с тем самым альбомом The Works, так что к выступлению были вполне готовы.

­­


Категории: Queen, Bohemian Rhapsody
четверг, 15 ноября 2018 г.
. Вольд 22:45:41
Зло — это не миф.

«Был один волшебник, который стал... плохим. Таким плохим, каким только можно стать. Даже хуже. Даже хуже, чем просто хуже».
«Гарри Поттер и философский камень». Глава 4. Хранитель ключей

Подробнее…Вам должны быть знакомы два этих противоположных утверждения:

1) Нельзя быть категоричным и именовать какого-то сущим злом, так как во всех есть достоинства и недостатки.
2) Глупо надеяться на лучшее в человеке.

По моему мнению, держаться только первого в разы вреднее, но жить в соответствии только со вторым — безрадостный расклад.

Каким бы наивным и всепрощающим ни считали Дамблдора, он выдерживает баланс между этими постулатами и знает, в лучшие качества каких людей верить бессмысленно и даже опасно. У него нет иллюзий насчёт Тома Риддла.

«— Знал ли я, что вижу перед собой самого опасного Тёмного волшебника всех времён? — спросил Дамблдор. — Нет, я и понятия не имел, что из него вырастет. Но он, безусловно, меня заинтриговал. Я вернулся в Хогвартс с намерением внимательно за ним приглядывать. Я сделал бы это в любом случае, поскольку он был одинок, без родных и друзей, но я почувствовал, что это необходимо не только ради него, но и ради других».
Дамблдор о двенадцатилетнем Волдеморте, ГПиПП13

Собственно, иллюзий нет у Роулинг. Она не раз озвучивала свое отношение к этому персонажу. Называла его жадным до силы, расистом, редким человеком, не способным к раскаянию и лишенным сочувствия. Самое главное — это то, что она утверждает, что такие люди есть в мире.

Важно показывать, что зло в мире есть, что такие люди, как Волдеморт, живут среди нас и им не помочь.

Однако у зла есть сорта, и, мне кажется, Роулинг в интервью после выхода «Кубка огня» ошибочно называет Волдеморта психопатом, постоянно находящимся в возбуждении. И еще не раз потом повторяет, что он психопат. С одной стороны, она во многом правдиво изображает человека без совести, но с другой, она все-таки описывает не психопата и уж тем более не вечно взбудораженного.

Сейчас психопаты и социопаты диагностируются как люди с антисоциальным расстройством личности, и эти слова считаются синонимами. Однако есть специалисты, которые с этим объединением не согласны. Вдаваться в эти тонкости не будем, потому что, согласно DSM IV (американской классификации расстройств личности) Волдеморт, по моему мнению, набирает только 2 точных пункта из 7, тогда как пунктов, достаточных для подозрения антисоциального расстройства личности, должно быть 3.

• Антисоциальное расстройство •

1. Неспособность соответствовать социальным нормам, уважать законы, проявляющаяся в систематическом их нарушении, приводящем к арестам.

Посчитала, что нет. До войны Волдеморт не попадался на преступлениях, а подозревал его только Дамблдор. Он очень долго был способен соответствовать социальным нормам и законам, хотя рядом не было сдерживающего фактора. У него была отличная репутация в школе, из-за чего никто никогда не предположил бы, что Волдеморт — это он; также безукоризненно работал на «Борджин и Бёркс», и Дамблдор считает, что убийство Хэпзибы (1955-1960) было первым со времени убийства Риддлов (1943).

Волдеморт нарушает закон и нормы, но по другим причинам, не потому что не способен им подчиняться.

2. Лицемерие, проявляющееся в частой лжи, использовании псевдонимов, или обмане окружающих с целью извлечения выгоды.

Да.

3. Импульсивность или неспособность планировать заранее.

Нет. Волдеморт неплохо ориентирован на долгосрочные цели: желание стать великим и ужасным появляется минимум в 1943 году (Дневник с душой шестнадцатилетнего Волдеморта говорит о нем Гарри), а война, к которой он готовил армию минимум с 45-го года (Дамблдор считал, что вербовка в армию — одна из целей, которую преследовал восемнадцатилетний Волдеморт, просясь на должность преподавателя), началась только в 1970 году — прошло двадцать семь лет.

А сколько лет он носил общественно одобряемую маску и никогда не был в этот период охарактеризован как импульсивный? С 1938 года, когда поменял стиль поведения, поступив в Хогвартс, до минимум 1955 года, а максимум 1960 (пороги периода, в который он обокрал Хэпзибу и исчез для мира как Том Риддл) — от 17 до 22 лет.

Подобные терпение и осторожность прослеживаются и после того, как он обрел подобие тела.

Импульсивные решения появляются под влиянием страха (в «Дарах смерти» он из-за страха плодит одну ошибку за другой), а не из-за общего низкого самоконтроля.

4. Раздражительность и агрессивность, проявляющиеся в частых драках или других физических столкновениях.

Нет. Большую часть времени он хладнокровен, сдержан, спокоен в движениях. Говорит негромко, часто задумчив.

Неконтролируемая ярость появляется у Волдеморта под влиянием страха (показательная сцена — когда ему сообщили о краже чаши). В школе и на работе ни в каких столкновениях не был замечен, из чего можно сделать вывод, что он владел собой и вспышками гнева.

5. Рискованность без учёта безопасности для себя и окружающих.

Нет. Не рискует, всегда все просчитывает. Например, не бросается на Кубок Мира, чтобы схватить Гарри Поттера, пока тот находится не под присмотром Дамблдора, а продумывает многомесячный сложный план и сдержанно дожидается его исполнения, терпя свое положение.

Также и после окончательного воскрешения он еще год не предпринимает активных действий, а тихо занимается возвращением и наращиванием сил и продумывает операцию для того, чтобы завладеть пророчеством.

Этот пункт, характерный для антисоциалов, известен как отсутствие страха, а Волдеморт, помимо страха смерти, испытывает страх к Дамблдору — человеку, не злоупотребляющему силой. Хагрид в ФК говорит, что Волдеморт даже не смел сунуться в Хогвартс — не рисковал. Так что этот пункт точно не о нем.

6. Последовательная безответственность, проявляющаяся в повторяющейся неспособности выдерживать определённый режим работы или выполнять финансовые обязательства.

Скорее нет, чем да. Несколько лет безукоризненно работал на «Борджин и Бёркс», был идеальным студентом, то есть мог выдерживать режим продолжительное время. О его отношениях с деньгами известно мало.

7. Отсутствие сожалений, проявляющееся в безразличном отношении к причинению вреда другим, дурного обращения с другими или воровства у других людей.

Да.

Итого: я считаю, у Волдеморта скорее антисоциальное поведение, психопатические черты, если угодно, но не антисоциальное расстройство, а во всем его поведении (от мотивации до действий) видно проявление другого расстройства личности — нарциссического. Для подозрения этого диагноза нужно набрать 5 пунктов из 9. У Волдеморта присутствуют все девять.

• Нарциссическое расстройство •

1. Грандиозное самомнение.

Да, видит себя великим магом, который раздвинул границы магии дальше всех и не хочет признавать, что он несведущ в других областях магии.

2. Поглощённость фантазиями о неограниченном успехе, власти, великолепии, красоте или идеальной любви.

Да, мечтает о победе над смертью и величии.

3. Вера в свою «исключительность», вера в то, что должен дружить и может быть понят лишь себе подобными «исключительными» или занимающими высокое положение людьми.

Да, еще с детства ощущал себя особенным; видел отражение себя в таких же, как он сам, полукровках (в Снейпе, которому он много доверял; в Гарри, в чью пользу сделал выбор, услышав пророчество).

Верит в превосходство магов над магглами и другими разумными расами.

4. Нуждается в чрезмерном восхвалении.

Да. В случае Волдеморта это проявляется в том, что он постоянно хочет доказать всем и вся, что он самый могущественный маг и нет силы, которая его победила бы, и получить подтверждение этому от свидетелей.

Озабочен пророчеством, вечно ускользающим Гарри Поттером и Дамблдором, удерживающим за собой звание великого волшебника.

5. Ощущает, что имеет какие-то особые права.

Да, особенно это видно в его позиции насчет того, что нужно стремиться к силе, невзирая на какие-либо правила (моральные и не только) — нарушает все нормы и законы, если того требует его великая цель.

Двуличен в отношении чистоты крови: он вроде бы против магглорожденных, но не побрезгует пригласить к себе сильных из них.

6. Использует других для достижения собственных целей.

Да, сплошь и рядом.

7. Не умеет сочувствовать.

Да, тоже повсеместно.

8. Часто завидует другим и верит, что другие завидуют ему.

Да, хорошо видна эта позиция во фразе: «Величие пробуждает зависть, зависть порождает злобу, злоба плодит ложь», — которую он говорит Дамблдору в их встречу в Хогвартсе. Я думаю, он сам завидовал Дамблдору, а после и Гарри Поттеру, поэтому так был нацелен на то, чтобы обесценить их и победить. Чему завидовал — об этом в другом посте.

9. Демонстрирует высокомерное, надменное поведение или отношение.

Да, с самого детства разговаривает надменно, потом, конечно, надолго надевает маску, но к тем, кто видит его истинное лицо, вряд ли относится как к равным — по крайней мере Дамблдор характеризует первых Пожирателей как слуг. А к тем, кто вернулся к нему после воскрешения, демонстрирует высокомерие вполне явно.

Как появляются такие люди?

Часть — получают по наследству строение мозга с неразвитыми долями, ответственными за чувство страха (для антисоциалов) и эмпатии (для антисоциалов и нарциссов). Часть — подвергается травме в раннем детстве, которая не дает сформироваться здоровой личности. Бывает, что факторы накладываются друг на друга.

У Волдеморта интересная ситуация. Из него вышел не очередной похититель сердец, не одиночка-маньяк. Злокачественность его нарциссизма (то есть нарциссическое расстройство, осложненное антисоциальными чертами) требует большего размаха.

Отчасти он таким родился, отчасти сформировался в детстве.

Неверно считать, что его таким _сделало_ зачатие под амортенцией. Возможно, кто-то ошибся в переводе.

Во-первых, в мире ГП есть несколько видов зелий. Амортенция — самый мощный и сложный в приготовлении. Дамблдор предполагает только использование любовного зелья, а не конкретно амортенции.

Во-вторых, когда Роулинг спросили, насколько повлияло на Волдеморта зачатие под любовным зельем, она ответила, что у такого насильственного зачатия лишь символическое значение, и все было бы иначе, если бы Меропа выжила, воспитала Тома и любила его.

В-третьих, любовные зелья не запрещены законом, у них нет такого зарегистрированного эффекта как рождение ребенка без эмпатии.

А у Волдеморта тем не менее очень плохая наследственность. Гонты и Риддлы (и отец, и дед) похожи на нарциссов как минимум. С внешностью Волдеморту повезло, а вот со структурой мозга, видимо, нет: у него рано замечена сниженная эмпатия, что вместе с наследственной же склонностью к насилию уже с самого детства задало токсичность и злокачественность личности.

Так что останься с ним мать или нет, наследственность все равно сказалась бы. Том, возможно, сумел бы развить эмпатию, но это не обязательно: зависит от того, чему его учила бы мать и как относилась бы к нему. С такой генетикой он мог просто отбиться от рук, Меропа не совладала бы с ним. Волдемортом он, может, не стал бы, но и пай-мальчиком тоже. А еще вероятнее, как мне кажется, Меропа залюбила бы его и развила бы в нем все то же ощущение исключительности и вседозволенности.
Разве что у Тома в этом случае просто не сформировалось бы так называемого нарциссического стыда, который, как хорошо видно в книгах, отравляет Волдеморта, — страха смерти, стыда смертности.

О том, что именно можно найти в каноне о времени и обстоятельствах зарождения этого стыда (очень мало, на самом деле, большей частью придется предполагать), и более развернуто о том, почему он стал причиной войны, — в следующий раз.


https://vk.com/the_rival_trilogy?w=wall-79049419_992
Where do you go whenever it gets serious? Furoggy 22:39:44
Настроение - расстроение. Забываться и саморазрушаться под White lies.

So tell me, how can we still be friends
When we're just a love that didn't happen
And can never happen?


Когда мы наконец поймём, что всё это - симуляция из Hang the DJ, и не успеем ли мы саморазрушиться к тому моменту, когда между нами начнётся Облачный Атлас.
Ожидания. Дама преклонных лет 19:17:51
Лучше не иметь никаких ожиданий, ведь часто итоговый результат отличается от них. Да так практически всегда!Но, "иначе" не является синонимом к слову "хуже". Иначе - это по-другому. Иначе может быть даже в разы лучше, чем то, что мы ждали. Видеть во всем положительную сторону, одно из мощнейших умений, которым стоит овладеть.
показать предыдущие комментарии (1)
07:02:54 Дама преклонных лет
:-?­
10:33:59 Whitefoх
не грусти
07:25:51 Дама преклонных лет
;-)­
>61|Неуловимое сновидение тайский принц в сообществе •Lost• 15:26:39

Я мрачнее­, чем тебе кажется­

100х100

!Random; статика; 60

!Не подписываю; исх. не даю

!В 1 ком.

­­


Категории: 100х100, Статика, !Foto
15:27:06 тайский принц
i97.beon.ru/1/91/3029101/15/128355915/1.png i97.beon.ru/1/91/3029101/16/128355916/2.png i97.beon.ru/1/91/3029101/17/128355917/3.png i97.beon.ru/1/91/3029101/18/128355918/4.png i97.beon.ru/1/91/3029101/19/128355919/5.png i97.beon.ru/1/91/3029101/20/128355920/6.png...
еще...
­­ ­­ ­­ ­­ ­­

­­ ­­ ­­ ­­ ­­


­­ ­­ ­­ ­­ ­­

­­ ­­ ­­ ­­ ­­


­­ ­­ ­­ ­­ ­­

­­ ­­ ­­ ­­ ­­


­­ ­­ ­­ ­­ ­­

­­ ­­ ­­ ­­ ­­


­­ ­­ ­­ ­­ ­­

­­ ­­ ­­ ­­ ­­


­­ ­­ ­­ ­­ ­­

­­ ­­ ­­ ­­ ­­
15:04:56 элегантный как рояль
ой, спасибо


Мир электрошокерши... > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)

читай на форуме:
Тара-парам.Ку-ку!Кто из Омска?
пройди тесты:
Смайлики х)
Просто,ничего не просто 5 часть
Любовь усиливается преградами(20)
читай в дневниках:
здравствуйте

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх